Последние комментарии

  • Тами Мелихова
    Правильно, мечты, мечты, где ваша сладость? Ушли мечты, осталась гадость. Хорошо бы научиться видеть красоту рядом, з...10 горьких туристических разочарований Европы, которые лучше обходить стороной
  • Тами Мелихова
    И в Африку ехать не надо, наряду с французами увидите арабов.Стереотипы о жизни во Франции
  • Федот
    Вторая "демократия в мире после пиндостана. Или первая?  «В марте 1972 года кнессет принял поправку к уголовному зако...Что нужно знать об Израиле

«Вот я вынес смертный приговор, и кто выиграл?» Россияне требуют казнить убийц и педофилов. Почему это не спасет детей

 
 
Фото: Антон Денисов / РИА Новости

Ровно неделю назад, 10 октября, в Саратове нашли убитой девятилетнюю Лизу К. В преступлении сознался 35-летний Михаил Туватин, который раньше уже был неоднократно судим, в том числе за изнасилование. Сотни местных жителей были готовы растерзать мужчину, но полиции удалось спасти его от самосуда.

После этого простые россияне, общественники и политики стали призывать вернуть смертную казнь, мораторий на которую действует с 1996 года. В официальной группе Госдумы во «ВКонтакте» даже провели опрос, который показал, что эту идею одобряет почти 80 процентов их подписчиков (на момент публикации проголосовали 150 тысяч человек). «Лента.ру» поговорила с одним из исследователей темы смертной казни в России, заведующим кафедрой уголовного права Пензенского государственного университета, доктором юридических наук, профессором Георгием Романовским. Он рассказал, почему был введен мораторий, почему высшая мера вряд ли защитит детей от преступников и как российское общество относилось к казням и палачам в разные периоды истории.

 

***

«Лента.ру»: Может ли страх смертной казни остановить преступника?

Георгий Романовский: Давно научно доказано, что никакого влияния это не оказывает. Причем уже в XIX веке наши дореволюционные русские ученые приводили это как один из основных доводов в пользу отмены смертной казни. Да и современная российская практика это показывает.

Посмотрите, мы «вне» смертной казни с 1996 года, и статистика по убийствам относительно снижается. Получается, если бы угроза смертной казни как-то останавливала, то преступность [после введения моратория] должна была вырасти. А она снижается по тяжким и особо тяжким преступлениям.

А, собственно, как смертная казнь отменялась? Мораторий 1996 года ведь не в одночасье был введен?

Вообще, мораторий 1996 года не первый в нашей истории. Если сделать небольшую историческую ретроспективу, то можно вспомнить, что моратории были и в царской России. В частности, мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров вводила Екатерина II (который потом отменяла на несколько дней для того, чтобы казнить Емельяна Пугачева и его сподвижников). Во время царствования Елизаветы Петровны смертные приговоры не исполнялись. Она, кстати, поклялась на иконе, когда шла брать Зимний дворец с гвардейцами, что, если станет императрицей, то никогда не подпишет смертный приговор. И действительно, при Елизавете Петровне смертных приговоров не было.

Во времена советской России самый известный мораторий был в сталинские времена. Но он, опять же, был немножко хитрый. То есть официально смертная казнь была отменена, но в исключительных случаях смертные приговоры приводились в исполнение.

 

В годы после распада СССР, и даже уже в конце 1980-х годов, вопрос отмены смертной казни поднимался очень активно. И все к этому потихонечку шло. Поэтому Российская Федерация просто двигалась в логике тех событий. Плюс при вступлении России в Совет Европы одним из условий была отмена смертной казни. Это стандартное условие для любой страны, которая подавала заявку. Поэтому в 1996 году был подписан знаменитый указ президента об объявлении моратория на приведение в исполнение смертных приговоров. И, соответственно, на этом их исполнение закончилось.

А потом было постановление Конституционного суда, которое ввело еще один мораторий. Таким образом сейчас, несмотря на то что в Уголовном кодексе статья, посвященная смертной казни, по-прежнему есть, у нас, по сути, действуют два моратория: на основании указа президента 1996 года (это мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров), и мораторий процессуальный — то есть на вынесение смертных приговоров судами, который определен постановлением Конституционного суда Российской Федерации.

То есть двойной барьер.

Да. Даже если такой приговор кто-то вынесет, его тут же отменят, потому что позиция Верховного суда однозначна: есть решение Конституционного суда.

«Пожизненное заключение более мучительно»

Как вы считаете, вопрос отмены смертной казни в нашей стране — политический?

Если посмотреть, как тогда смотрели на вопрос отмены смертной казни с точки зрения политики, то можно отметить, что эта тема была на первых полосах. Это, скорее, вопрос именно логики и юридической науки, потому что подавляющее число ученых стали сторонниками отмены этого вида наказания. Есть, конечно, и другие, противоположные точки зрения, причем тоже очень серьезные. Они обоснованы. То есть нельзя говорить, что есть правая сторона, а есть вторая сторона, которая ничего не понимает. Это неверно. Имеются, конечно, аргументы и с той, и с другой стороны.

За сохранение смертной казни приводятся следующие доводы: c ее отменой усилится уровень криминогенности; преждевременность отмены; права жертвы не менее важны, чем права преступника; родственники жертвы не должны как налогоплательщики содержать преступника в тюрьме; смертная казнь дешевле, чем пожизненное содержание; мертвый преступник безвреден; у пожизненно осужденного всегда есть шанс сбежать или попасть под амнистию; появятся самосуды.

Аргументы против смертной казни: нет зависимости между ростом преступности и смертной казнью; отмена позволит избежать судебных ошибок; казнь противоречит христианским нормам; сохраняется престиж гуманного государства и членство в Совете Европы; пожизненное заключение более мучительно, чем казнь; смертная казнь не сможет ликвидировать убийства.

Естественно, с обсуждением смертной казни связано много эмоциональных моментов, как, например, недавний случай со смертью девочки в Саратове. Единственное, о чем можно сказать, это об альтернативе. Я даже не знаю, что лучше: смертный приговор приводить в исполнение или обрекать преступника на пожизненное лишение свободы. Не знаешь, что гуманнее.

Представители уголовно-исполнительной системы при общении нередко говорят, что есть такой пороговый срок в семь-десять лет (у каждого он свой), когда приговоренный к пожизненному лишению свободы понимает психологически, что все. Если раньше у него еще есть какая-то надежда, что пройдет апелляция, вдруг что-то пересмотрят, то через семь-десять лет наступает психологический барьер, когда он понимает, что навсегда здесь. И главной задачей сотрудников тюрьмы становится не допустить, чтобы он наложил на себя руки.

А как в судейском сообществе относятся к смертным приговорам?

Тоже по-разному. Те, с кем мне приходилось общаться, высказывали абсолютно полярные точки зрения. Один из судей выразил очень интересную мысль: его всегда коробили рассуждения — выиграл в суде кто-то или не выиграл. Он сказал: «Вот я вынес смертный приговор, и кто выиграл? Потерпевший, который погиб? Убийца, которого я отправил на смертную казнь? Или я как судья, который вынес этот смертный приговор?»

Поэтому все судьи, исходя из подобных психологических моментов и личного мировоззрения, очень по-разному к этому относятся. И я знаю, что ни один судья не был равнодушен к тем смертным приговорам, которые он выносил. Это я могу точно заявить. Всегда это оставляло определенный след, потому что человек понимал, что брал на себя ответственность за судьбу другого человека. Сами понимаете, это трагическая ситуация.

«Императору доложили, что палача-то в стране и нет»

Давайте вернемся к истории вопроса. Как в прошлом в стране относились к смертной казни? Например, я помню, что после Февральской революции ее отменили, но большевики вскоре после прихода к власти ее восстановили, хотя и не сразу.

Здесь нужно сделать небольшую историческую справку. Для России вообще смертная казнь была нехарактерна. Если мы возьмем статистику царской России, то за весь XIX век, если мне не изменяет память, было казнено около ста человек. То есть один человек за год.

Вот очень интересный пример: когда надо было повесить декабристов после восстания в 1825 году и когда возник вопрос, кто будет палачом, императору доложили, что палача-то в стране и нет. Исчезли за ненадобностью. Поэтому палач был привезен из-за границы.

Кстати, здесь есть еще один интересный момент: когда этот палач сделал свое дело и, как все говорят, сделал не очень-то хорошо, — мы все знаем, что там повешение не сразу состоялось, он достаточно плохо отнесся к исполнению своих обязанностей, — его посадили в карету и в течение суток выпроводили за пределы Российской империи. Все данные о его личности — даже из какой страны он прибыл — были уничтожены, чтобы в памяти потомков ничего не осталось. Поэтому сейчас ученые гадают: то ли из Польши он был привезен, то ли из Германии, то ли из Швеции. То есть в русской традиции всегда было такое отношение к смертной казни.

А вошла она в нашу повседневную жизнь только благодаря советской власти, когда количество смертных приговоров в некоторые годы превышало десять тысяч. И это мы не берем годы репрессий, когда расстреливались даже не десять тысяч людей, а приводились в исполнение сотни тысяч приговоров.

После смерти Сталина количество приводимых в исполнение смертных приговоров постепенно снижалось. А не обсуждался ли при советской власти вопрос отмены смертной казни?

Да, количество приводимых в исполнение смертных приговоров действительно постепенно снижалось. При этом вопрос отмены смертной казни тоже поднимался. По крайней мере, в научных публикациях мне это встречалось. Это все сводилось к общей тенденции гуманизации уголовного законодательства.

«Иногда мы следуем псевдоидее защиты прав человека»

Почему, по-вашему, смертную казнь не убирают из Уголовного кодекса совсем?

Мое мнение, что в этом вопросе много эмоций и политики. Происходит нагнетание ситуации. По каждому информационному поводу. В нашем обществе и так много жестокости, не думаю, что возвращение смертной казни (а некоторые ратуют еще и за публичное приведение в исполнение приговоров) добавит нам таких качеств, как добро, милосердие, взаимопонимание. Жестокость нравов порождает тяжкую преступность. В то же время происходит передергивание: если ты против смертной казни, значит, защищаешь убийц. Понятно, что в таком информационном поле мало кто решится публично инициировать изменения Уголовного кодекса.

А если посмотреть на формальную сторону вопроса — чем у нас она отличается от, скажем, смертной казни в США, где этот вид наказания сохраняется? Я имею в виду сравнение, например, в плане защищенности от ошибок.

Я не думаю, что российская судебная система сейчас допускает много судебных ошибок. Некоторые моменты часто муссируются, но все-таки я бы хотел сказать, что по большинству болевых вопросов законодательство очень четко все определяет. И у нас процессуальное законодательство ничуть не хуже того стандарта, который есть в Соединенных Штатах Америки.

Если брать законодательство США — я часто привожу этот пример — то посмотрите: когда одно время США захватила насильственная преступность, и был значимый рост сразу в ряде штатов, они поступили очень хитро. Вразрез всем демократическим принципам внесли изменения в уголовно-процессуальное законодательство по делам, где есть смерть потерпевшего. В них последнее слово предоставлялось не подсудимому, как везде, а родственникам потерпевшего. Количество смертных приговоров и случаев наказания пожизненным лишением свободы тут же выросло в разы. С другой стороны, это сбило волну преступности, поскольку все поняли, что вся система настроена на карательную функцию. Это, кстати, один из аргументов, который могут использовать сторонники смертной казни.

И все же непонятно, почему в этот раз разговоры о возвращении смертной казни в России зазвучали столь громко. Об этом говорят главы регионов и политических партий. Хотят набрать политические очки?

Я думаю, что это связано в некотором смысле с безнаказанностью по ряду преступлений. Ведь преступление — это итоговый момент в цепочке событий. Иногда мы следуем псевдоидее защиты прав человека. Я хочу подчеркнуть, что говорю именно о псевдоидее, потому что реальная защита прав человека, конечно, нужна. Я всегда выступаю за человеческое измерение.

В общем, в нашем законодательстве и правоприменительной деятельности иногда есть некоторый перебор, когда начинают искать права человека там, где это делать ни к чему. Получается, что мы начинаем гнаться за этой псевдоидеей: человек раз что-то совершил, второй раз совершил, при этом какие-то нюансы помогают ему избежать ответственности. Потом, когда он совершает серьезное преступление, начинаем отматывать, и выясняется: то тут система не сработала, то там. И в итоге мы сами его подвигли совершить крайний поступок.

Естественно, определенные эмоции в связи с этим присутствуют — «давайте ужесточать в этой части уголовное наказание»! Но я думаю, что это очень серьезный вопрос, где надо взвешивать все за и против.

Кстати, по поводу ужесточения уголовного наказания за отдельные преступления. Наткнулся на такое досужее мнение, что сроки за изнасилование и убийство слишком слабо различаются, и это якобы развязывает руки преступникам — они убивают жертв, чтобы скрыть преступление, тем более, что срок будет примерно тот же, если поймают. Это ведь не так?

Наверное, все-таки это бездоказательно. В этой части у нас уголовное законодательство очень либерально. За изнасилование ответственность несоизмеримо мягче, чем в европейских странах. Я уже не говорю о законодательстве Соединенных Штатов Америки. Почему сильна тенденция к ужесточению ответственности? Если мы посмотрим, средний срок, налагаемый судом за убийство, варьируется от девяти до 11 лет. Это так, средняя температура по палате, как говорится. Если мы будем брать среднее наказание за убийство, допустим, в тех же США, то там средний срок — 40 лет или пожизненное лишение свободы. То есть мы видим, что мера ответственности совершенно другая. По сути, даже 40 лет — это как пожизненное лишение свободы.

В последние несколько десятков лет где-нибудь в мире было такое, чтобы смертную казнь вернули после отмены?

Например, в некоторых американских штатах общественное мнение постоянно меняется. Там происходят попытки отмены смертной казни, губернатор может ввести мораторий, потом происходит опять возвращение. Такое в США периодически бывает.

А если говорить о мире в целом, то есть несколько лидеров по вынесению и приведению в исполнение смертных приговоров. В первую очередь это, конечно, Китай. Но нужно учитывать, что там полтора миллиарда населения, и, опять же, статистику Китай секретит. То есть мы точно не можем сказать, сколько там людей казнят. Это все условные оценки правозащитных организаций. И то, если говорить о количестве смертных приговоров на душу населения, Китай сразу с первого места уходит на другие позиции.

А так тройка лидеров — это Китай, США, Нигерия. За ними Вьетнам, Саудовская Аравия. При этом сами цифры, в принципе, небольшие. В абсолютных показателях это не десятки тысяч.

А что можете сказать об опыте Белоруссии, нашего ближайшего соседа, где смертная казнь применяется?

Да, Белоруссия — единственная страна в Европе, где применяется смертная казнь. Достаточно редко, но применяется. Кстати, по ряду исполненных смертных приговоров есть определенные вопросы. И у правозащитников, и у независимых экспертов. Но здесь следует исходить из того, что Белоруссия — суверенное государство. Вряд ли в моей компетенции давать какие-то советы нашим соседям.

Беседовал Игорь Дмитров

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх